Выгодная органика

Избавиться от таких отходов производства, как навоз или помет, стремятся
животноводы. Но не все могут превратить отходы в выгодный бизнес. Тем не менее
возможность для этого есть: рентабельность органических удобрений может составлять
300%, в то время как с молока можно получить лишь 15% дохода, рассказывают аграрии,
сумевшие наладить переработку навоза.
В Центральном федеральном округе потребность в органическом удобрении (биогумусе)
составляет 1,5 млн т/г., тогда как в прошлом году было произведено всего 30 тыс. т,
сравнивает Сергей Конин, гендиректор корпорации «Грин-ПИКъ» (Владимирская
область). И это несмотря на то, что российское сельское хозяйство ежегодно дает 650 млн т органических отходов, из которых 20% приходится на животноводство и птицеводство,

отмечает замгендиректора томских компаний «Сигнал» (поставка и производство
оборудования) и «ЭкоРос» (биоэнергетические станции) Евгений Панцхава. А по данным
Союза животноводов России, более 45% хозяйств из-за отсутствия оборотных средств
вообще не вывозят навоз на поля, и только треть ферм занимаются утилизацией навоза
посредством компостирования.

Рентабельное производство

Сегодня существует достаточно большой выбор оборудования для разделения навоза
на фракции, сушки и гранулирования помета, а также ускоренного компостирования
твердого навоза и подстилочного помета. «Однако многие сельхозпроизводители
опасаются вкладывать деньги в новые технологии из-за нехватки свободных средств либо
из-за отсутствия каналов сбыта готового продукта», — констатирует старший консультант
компании PIC (поставщик технологий выращивания свиней) Александр Подгурский.
Но все же количество хозяйств, применяющих современные системы утилизации навоза,
с 2004 г. начало расти, утверждает руководитель московского филиала инжиниринговой
компании «Биокомплекс» (строит очистные сооружения) Сергей Перегудов. «Одна только
наша компания в 2006 г. реализовала более 15 крупных проектов, и более 25 находятся
в работе», — говорит он. В их числе — смоленский свинокомплекс «Кайдаково», который
теперь ежедневно перерабатывает на компост 384 куб. м навоза, и мордовская молочная
ферма «Агросоюз» (1,2 тыс. КРС). На этой ферме не только перерабатывают стоки навоза
в удобрения, но и используют для повторного смыва жидкую фракцию, что позволяет
«Агросоюзу» экономить воду.

В наиболее выгодных условиях находятся те предприятия, которые расположены вблизи
крупных областных и райцентров, отмечает замдиректора Союза свиноводов России
Владимир Федин. Наиболее выгодна реализация удобрения розничному потребителю:
дачникам, мелким фермерским и приусадебным хозяйствам, перечисляет гендиректор
компании «Пикса» (производит органические удобрения и грунты) Алексей Семенцов.
Только для этого необходимо оборудовать установку для компостирования фасовочным
блоком на фракции, добавляет он. Птицефабрика «Ивановский бройлер» тоже продает
удобрения населению — всего более 4,5 тыс. т/г. Для этого в компании наладили
сепарацию жидких стоков помета.

Рентабельность любого продукта из отходов — удобрений, грунтов, кормовых добавок —
как правило, не менее 100%, так как отсутствуют затраты на исходное сырье, объясняют
в «Биокомплексе». В то же время продажа удобрений — сезонный бизнес. Однако
на навозе в сезон можно заработать больше, чем на молоке. Например, в Подмосковье
хороший компост в апреле — мае можно продать дороже чем за 5 тыс. руб./т.

Переработка на продажу

Технологии утилизации отходов существуют более 5 тыс. лет, рассказывает Семенцов.
Еще древние китайцы при помощи рисовой соломы и бамбуковых труб компостировали
навоз в буртах. Процесс его переработки занимал от 3−4 месяца. Сейчас, чтобы поставить производство удобрений на поток, применяют экспресс-компостирование сырья
в модульных ферментационных установках непрерывного действия. Такое оборудование,
например, разработал ВНИИКОМЖ. В зависимости от комплектации оно стоит
от 2 млн руб. По данным его продавцов, если хозяйство будет использовать оборудование
в коммерческих целях и производить удобрение только летом, то окупаемость составит
два сезона. Можно делать пять кубометров компоста в день, каждый продается
по 1,5−30 тыс. руб. в зависимости от качества, уточняет Семенцов.
Для утилизации жидких стоков навоза можно использовать шнековый сепаратор,
разделяющий отходы на фракции. Как рассказывает Перегудов, такое оборудование
производит фирма Cri-Man (Италия), а в России оно стоит 1−1,5 млн руб. Агрегат
способен перерабатывать до 60 куб. м жидких стоков в час, потребляя всего 5 кВт/ч.
электроэнергии. «Сепаратор прессует навоз при помощи шнека, что позволяет выдавить
из удобрения всю свободную воду, — разъясняет Перегудов принцип работы
оборудования. — Получившаяся твердая фракция идеально подходит для
компостирования, конечный продукт которого — органическое удобрение или подстилка
для животных. Жидкая фракция используется при повторном гидросмыве или как
органическое удобрение при орошении». Ссылаясь на исследование,
в 1998 г. проведенное «Биокомплексом» совместно с птицефабррикой «Приморская»
(Краснодарский край), Перегудов утверждает, что использование жидкой фракции
на пшенице (300 куб. м/га) приводит к росту урожайности на 0,6 т/га.
Ферма КРС «Снегири» (Подмосковье) в день продает 6−12 т компоста в день
по 3,5 тыс. руб. за каждые полторы тонны. Компост получают из отсепарированной
твердой фракции навоза. Затраты на приобретение передвижного комплекса сепарации
составили 2 млн руб. Окупить их в «Снегирях» хотят всего за полгода.
А вот на подстилку для коров, как ни странно, навоз перерабатывают «единичные
предприятия», недоумевает Перегудов: «Ведь эта технология уже более десяти лет
используется фермерами в Европе». Она позволяет отказаться от расходов на заготовку,
перевозку и утилизацию соломы, песка или опилок, объясняет он. При этом подстилка
удобна, экологически безопасна и не вредит здоровью коров. А использовав,
ее применяют как удобрение.

Переработку навоза и помета осваивают не только агрохозяйства. К примеру, завод
органических удобрений «Общественного объединения инвалидов Рузского района»
производит более 20 видов органических удобрений без добавления наполнителя. «У нас
четыре технологии, созданные и запатентованные с 1996 по 2003 г., которые позволяют
получать продукцию из отходов жизнедеятельности животных, а также из растительных
остатков. Применяя их, мы вырабатываем 250 кубометров жидких и 400−500 куб.
— сыпучих удобрений в сутки», — делится опытом замначальника завода Виктор Озеров.
По этим же технологиям работают многие сельскохозяйственные предприятия области,
такие как «Космодемьянский», «Тучковский», «Сельская Новь» и «Анненский». «Да и как
не работать, когда нет затрат на капитальное строительство и электроэнергию? Все, что
нужно, — это минимум погрузочно-разгрузочной техники и 3−4 человека», — радуется
Озеров.

«Червячный» бизнес

Некоторые хозяйства продают навоз, а не перерабатывают, не понимая, что он может
принести немалую прибыль, разводит руками Конин из «Грин-ПИКа». «Например,
во Владимирской области средняя цена реализации тонны навоза — 50 руб., —
подсчитывает он. — Но если переработать его в биогумус, то получится 600 кг удобрений.
Продав их по 6 руб./кг, фермер выручит 3,6 тыс. руб. Но самое главное, из этой суммы
только 600 руб. составляют затраты на налоги и электроэнергию, а остальное — чистая
прибыль». По его словам, средняя рентабельность молока по России составляет 13%,
а биогумуса — 300%. Вот почему, наладив производство биогумуса из отходов
в промышленных масштабах, хозяйство может получить хорошую прибыль,
не сомневается Конин. «Судите сами: средняя ферма производит молока на 6 млн руб./г.,
но если перерабатывать навоз в биогумус, можно получать как минимум 22 млн руб./г.»,
приводит он пример.
По словам Конина, организовать такой бизнес под силу любому хозяйству. Для этого
необходим неиспользуемый старый коровник, свинарник или птичник площадью 1,2 тыс.
кв. м. Там можно получать 1−1, 5 т биогумуса с каждого квадратного метра в год,
говорит он. Единственное требование к строению — отопление: здание должно
обогреваться зимой, поддерживая температуру +18 оС «плюс минус 6 градусов», так как
уже при +4 оС черви впадают в спячку, поясняет Конин. Принудительной вентиляции
не потребуется — неприятного запаха нет.
После подготовки помещения на полу размещают гряды навоза, который предварительно
компостируют с помощью ферментных заквасок. Затем пускают в эту массу популяцию
червей-старателей. Каждые три дня гряды расширяют, подсыпая с одной из сторон
компост. Черви постепенно перемещаются в сторону свежего субстрата,
а с противоположной стороны уже готов биогумус. «Этот процесс похож на живой
конвейер, с которого каждые два-три дня сходит партия готового гумуса. При этом за год каждый старатель дает потомство 1,5 тыс. особей, а значит, уже через несколько месяцев оно начнет ежедневно производить до 6 кг биогумуса с каждого квадратного метра гряды», — говорит Конин.
Червяк-старатель был выведен в 1989 г. А «Грин-ПИКъ» разработал и запатентовал
технологию по переработке отходов с помощью этого червя и теперь продает ее другим
компаниям по 17 тыс. руб. По словам Конина, все затраты окупаются в течение года.
Однако в первые шесть месяцев, когда происходит наращивание популяции червей
и формируются гряды, продукции почти не будет. Навоз лучше класть на подстилочную
солому, чем на опилки, советует он. Это не только способствует быстрой и качественной
переработке, но и приводит к росту числа червей. «Исследования показали, что в опилках есть смола, которая подавляет жизнедеятельность микроорганизмов. К тому же из-за нее долго разлагается целлюлоза. А с соломой, где уже есть почвенные бактерии, таких сложностей нет», — объясняет Конин.
Для удобства реализации он рекомендует купить зашивочную машину за 1,5 тыс. руб.
«Один мешок биогумуса (12 кг) мы продаем за 70−90 руб. Как правило, садоводы
и огородники берут сразу по 20−30 мешков. В итоге за 2006 г. компания реализовала
более 5 тыс. биогумуса, получив свыше 30 млн руб. чистой прибыли», — доволен глава
«Грин-ПИКа». Еще выгоднее, по его словам, продавать биогумус на экспорт. В этом
случае за тонну можно выручить $800 вместо $200 В России.

Энергия от навоза

Кроме удобрения, из навоза можно получать электроэнергию, замечает Панцхава
из компаний «Сигнал» и «ЭкоРос». Делают это с помощью биогазовой технологии
сбраживания отходов: из продуктов разложения органики образуется метан и углекислый
газ (он же биогаз). К тому же технология позволяет получить более качественное
удобрение, чем при компостировании, уверен Панцхава. «При метановом брожении азот
сохраняется и переходит в амониновую форму, наиболее доступную для растения. Тонна
таких удобрений заменяет 100 т навоза», — говорит он.
В России первыми биогазовыми станциями были небольшие крестьянские установки
переработки навоза, появившиеся сразу после войны, рассказывает Панцхава. Они
оказались не востребованы после того, как в 60-х гг. в стране началось строительство
крупных газовых станций. Их сменили крупные и более современные установки.
Например, в 1987 г. на подмосковной птицефабрике «Октябрьская» смонтировали
станцию производительностью 1 тыс. куб. м биогаза и 30 т органического удобрения
в сутки. В дальнейшем ученые разработали и наладили производство небольших
биогазовых установок ИБГУ-1 и БИОЭН-1. Стоили эти агрегаты недорого (150 тыс. руб.),
поэтому и рассчитаны были на поголовье, не превышающее 25 коров. Их приобретали
частные фирмы, занимавшиеся производством удобрений.
Сейчас, продолжает Панцхава, есть биогазовые станции АБЕУ с размером реакторов
7−480 кв. м и более. Они рассчитаны на большие животноводческие комплексы
и птицефабрики. «И хотя стоимость нового биогазового оборудования для переработки
тонны коровьего навоза немаленькая — миллион рублей, — станция окупается за год,
а прибыль с конечного продукта составляет 300−400%»,