В России вводят налог на … навоз?

В России вводят налог на … навоз?

Для дачников навоз – прекрасное удобрение, а для аграриев – постоянная проблема с утилизацией и экологией. Один такой мешок стоит 200 рублей. Фото: Рудольф Грашин

Для дачников навоз – прекрасное удобрение, а для аграриев – постоянная проблема с утилизацией и экологией. Один такой мешок стоит 200 рублей. Фото: Рудольф Грашин

И это не шутка. Конечно, впрямую грядущие поборы налогом называть никто не будет – все же понимают, что это курам на смех. Найдутся другие эвфемизмы, то есть более приятные для слуха и нюха слова – экологический сбор, лицензирование, курсы обучения (никто же не знает, как обращаться с навозом). Но сути это не меняет – появятся дополнительные расходы у сельхозпроизводителя, фермера.

«Глупый закон»

Слова «навоз», конечно, в законе нет. Там сказано: «предприниматели, занимающиеся деятельностью, в результате которой образуются отходы животных, обязаны иметь лицензию на любые операции с этими отходами». Первым возмутился в прошлом году на одном из совещаний президент Татарстана Рустам Минниханов, неожиданно узнавший, что с 1 июля 2016 года этот закон уже вступил в силу: «Люди, которые ничего в жизни не видели, принимают какие-то глупые законы». Ни одно из сельхозпредприятий Татарстана в прошлом году не оформило лицензию, впрочем, как и практически во всей стране.

В Минприроды прилетело коллективное обращение – что же делать с навозом? Беспокойство аграриев понять можно: экологический сбор, например, для свинокомплекса в 100 тысяч голов, составит 130 млн рублей в год. Стоимость получения лицензии на обращение с навозом физлица – четыре тысячи рублей, для села это существенные деньги.

Минприроды дало разъяснения в специальном письме – навоз и помёт можно реализовывать только в том случае, если на данные отходы существует проектная, технологическая и иная документация. Также необходимо соблюсти следующие условия:

– иметь разработанные и утверждённые технические условия на удобрения на основе навоза;

– иметь договор с организацией, приобретающей для своих нужд данный отход (даже на безвозмездной основе);

– необходимо отражать передачу отхода в бухгалтерской отчётности в установленном порядке.

Паспорт для навоза

Особо отмечалось, что в случае использования навоза и помёта в собственных нуждах иметь паспорт на отход, включать отход в расчёт платы за негативное воздействие, в проект нормативов образования отходов и лимитов на их размещение, иметь лицензию на обращение с отходами не нужно. Ну и на том спасибо, сказал бы, наверное, собственник крупнорогатой коровы, утирая пот после того, как отгрузил в тракторную тележку груду свежего навоза свату.

Слов нет, тут есть одна очень серьёзная проблема. Да, мы привыкли, что терпко пахнущий навоз от домашней коровки – это прекрасное удобрение. Птичий помёт продают многие птицефабрики, и это тоже хорошее удобрение, но применять его нужно дозированно, уж больно едуч, собака. А вот свиной навоз, особенно свежий – это же чистый яд, да ещё и зело зловонен. Не дай вам бог жить возле свинокомплекса, задохнётесь. Поэтому регламентировать работу с отходами на крупных предприятиях, конечно, нужно. Но под одну гребёнку попали все, от мала до велика.

По сути, сельхозпроизводители поставлены сейчас перед выбором: либо бери лицензию, оборудуй место складирования и обеспечь утилизацию, либо обеспечь передачу своих отходов предприятию с соответствующей лицензией, либо докажи надзорным органам, что навоз – это не отходы, а основной продукт производства. Утрирую, конечно, но по сути это так. А фермеру эта лицензия и совсем как собаке пятая нога. У него навоз – всего лишь звено в замкнутом цикле.

Отход или сырьё?

Новую волну возмущения поднял уже в мае этого года сенатор от Курганской области Сергей Лисовский, выступив в местной думе: «Если закон начнёт работать как прописан, наш сельхозпроизводитель должен будет платить огромные налоги за использование навоза и помёта. Техник, который раньше перевозил, буртовал, распылял эти удобрения на поля, должен будет получать лицензию. Техника, которая используется при перемещении навоза и помёта, должна быть лицензирована и стоять отдельно от другой техники», – рассказал Лисовский. При этом он отметил, что все понимают – в средних и малых предприятиях один трактор и один механизатор обрабатывают все поля. И это только малая толика проблем, порождённых новым законом.

Тему тут же начал «гасить» его же земляк, директор курганской компании ЭКО «Технопарк», член рабочей группы Минпромторга по разработке стратегии развития отходоперерабатывающей отрасли Сергей Завьялов. По его словам, помёт и навоз «давным-давно находятся в федеральном каталоге отходов и считаются отходами». Вот только то, что для одних считается отходом, для других может быть сырьём.

«Суть реформы, которая идёт уже три года и за которую голосовал в том числе Сергей Лисовский, – навести порядок в этой сфере и как можно глубже и полнее перерабатывать отходы. Если навоз или помёт на птицефабрике, ферме используется в дальнейшем (как это было всю жизнь) для получения компоста, то нужно зафиксировать это во внутренних документах и учитывать как продукт, а не как отход», – пояснил Завьялов.

Комментарий

Елена Трескова, заместитель председателя комитета по аграрной политике, природопользованию и охране окружающей среды Заксобрания Свердловской области:

– Проблема, конечно, есть, экологическая ситуация у нас сложная, её нужно выправлять. В области ещё немало сельхозпредприятий со старыми технологиями, где утилизация навоза вообще не предусмотрена. Вокруг многих ферм – горы навоза, вывезти которые на поля у селян нет ни сил, ни средств. Весной стоки от этих куч идут в реки – чего уж тут хорошего. Даже если это уже перегной, по документам для надзорных органов всё равно навоз. Не по душе мне новые правила – они будут дополнительной нагрузкой для предприятий, которые и так еле-еле на плаву. У них не хватит оборотных средств на лицензирование, переоборудование и утилизацию отходов, да ещё постоянные проблемы с кредитованием. Сейчас говорят о том, что надо в этот закон внести поправки, надеюсь, они смягчат позицию по отношению к сельхозпроизводителям. Им отсрочку дать надо, поддержать финансово, чтобы могли дополнительную технику приобрести. А может быть, и модернизацию провести. Тот же опасный свиной навоз по новым технологиям заливают в ёмкости, разводят водичкой и выво­зят на поля. Прекрасное удобрение получается в такой концентрации! Или сушат, но это дороговато выходит. Словом, принимая этот закон, надо было учесть и ситуацию в агропромышленном секторе, интересы и возможности селян.

 

Источник: https://www.oblgazeta.ru/economics/34142/